Назад

Алкивиад Свистоплясов

Проза. Том 3

ТАЙНА БАТЫРА

А. Свистоплясов открыл неизвестный памятник Золотоордынского искусства
(посвящается знаменитому краеведу Р.Славацкому)

Многие коломенцы, проезжая в Город на трамвае, наверняка замечают древнюю мозаику на кинотеатре «Горизонт». Её сюжет удивительно загадочен... На ишаке едет орангутан, или какой-то древний человек, похожий на орангутана, облачённый в кольчугу со шлемом. Несчастный ишак задрал морду и вытаращил от натуги глаза. В руках свирепого примата сверкает меч, на котором написано: «Ва сынам России!». Что сделали сыны России этому существу и зачем оно собирается лупить их мечом по башке - непонятно.
Однако научный анализ позволяет пролить свет на эту загадку истории. Дело в том, что во времена Золотой Орды тамошние ханы присылали на Русь знак своей власти - басму. И, вероятно, что это древнее изображение - не что иное, как образ хана, та самая басма! Наша догадка подтверждается тем, что на щите таинственного батыра изображена дата «1380». А ведь это как раз год Куликовской битвы!
Можно предположить, что темник Мамай отправил на Русь грозное предупреждение. Но храбрые русичи не испугались ханской басмы, а поставили её в Коломне как трофей. А позднее к древней стене пристроили «Горизонт».
Многие дилетанты утверждают, однако, что она как раз прославляла русских героев Куликовской битвы и что это вовсе не древнее произведение. И раньше на мече было написано: «Слава сынам России!», но поскольку панно сделано безобразно не только с эстетической, но и с технической точки зрения - изображение осыпалось. Некоторые даже прибавляют: «Убрать бы эту ерунду к чертям собачьим и поместить на этом месте что-то нормальное - герб города, например, или другой приличный символ».
Мы должны поднять свой голос против этого невежества и вандализьма! Дилетантам следовало бы задуматься: как это можно прославлять русских дружинников с помощью орангутана и осла? Нет и нет! Всем известно, что обезьяна - священное животное на Востоке!
Кроме того, судя по изображению солнышка и луны, сказочный батыр Хануман (воспетый ещё в индийском эпосе), едет именно с востока на запад, то есть от Золотой Орды на Русь. А предполагать, что перед нами изображение русича - это просто бред сивой кобылы!
Вандализьм не пройдёт! Пусть вечно красуется на «Горизонте» величественное произведение средневековых золотоордынских мастеров: гордый Батыр, едущий на ишаке!

 

ПРЕДИСЛОВИЕ К «МОИМ ВОСПОМИНАНИЯМ»

Любезные читатели!

Как у всякого великого литератора, мои работы ходят в списках ещё до публикации в печати. И особенно славится среди них мой Марданский цикл.
Однако злобные зоилы клевещут на меня. Они говорят, что Мардан - вымышленный объект, и что на самом деле жители Марданского района, и в частности - пригородного села Растудытьина, - это карикатуры на современных коломенских писателей.
В образах председателя колхоза «Путь в растудыть» Бориса Бархатного, сторожа растудытьинской церкви св. Мардария Ромы Сальеркина и здешнего мельника Вити Латышанского зоилы узнают соответственно: Б. Архипцева, Р. Славацкого, В. Мельникова. И т.д., и т.п.!
Я категорически отметаю эти гнусные сплетни!
Чтобы убедиться в реальности Марданского края, достаточно в любой библиотеке взять книгу П. Охремцева и Д. Глухаря «Мардан», выпущенную в издательстве «Московская гайка» в 1977 году к 800-летию города. Немало там сказано и о селе Растудытьине.
Дабы литературные сплетники прикусили свои языки, я публикую отрывок из «Моих воспоминаний». Любой непредвзятый читатель сразу поймёт, что уважаемый пиит и переводчик Б. Архипцев - это совсем не то, что мой растудытьинский друг Бориска Бархатный.
Хотите узнать тайны марданской истории? Я вам таких мемуаров наложу - закачаетесь!

 

МОИ ВОСПОМИНАНИЯ

...Да, ярок и многогранен мой талант... Но, переехав в огромную Коломну, живя и работая среди городской суеты, я не забыл свою малую родину: живописное Растудытьино, глубокие воды Мардана... Здесь прошло моё босоногое детство!
Особенно помнится дружба с местным конюхом Бориской. Ему было поручено ответственное дело: заведование фермой лимеринов. Регулярно в наше Растудытьино пригоняли табуны коней-пегасов, красивых, но (из-за буйного нрава) совершенно непригодных в хозяйстве животных. Бориска придумал отстригать им крылья и другие ненужные вещи. Таким образом, буйный пегас превращался в тихого и трудолюбивого лимерина.
Много с тех пор утекло воды в Мардане... Бывший конюший стал председателем нового колхоза «Путь в растудыть», а затем и акционерного общества - Борисом Бархатным. Но для меня-то он остался не просто Председателем, а другом детства, что начинал свой трудовой путь на лимеринской ферме.

 

ПОСВЯЩЕНИЕ БОРИСКЕ

От реки Мардана очень близко,
Где конюшня славная стоит,
Всем известный конюший Бориска
Трудится в поту, забыв про стыд.
Как пригонят к нам табун пегасов -
(Дополненье к путьинским стадам),
Радостный Бориска, выпив квасу,
Переводит их через Мардан.
Перевёл; и сразу же, уверен,
Он коня за кое-что берёт, -
Чик-чирик! - и тот уже - лимерин
И уж не продлит пегасий род.
...Звуки Лира дальнего несутся,
Что повешен вместо хомута;
На лугах лимерины пасутся
И природа радостно чиста.

 

ТАИНСТВЕННАЯ «КНИГА БРУЛЬЯНТ»

Недавно Роман Славацкий издал книгу заветных коломенских сказаний «Смарагд». Но и у нас в Растудытьине есть свои памятники народного творчества.
Разбирая недавно городской архив, учёные обнаружили уникальную рукописную книгу заветных марданских сказаний под общим названием «Книга Брульянт». Сегодня мы публикуем одно из этих увлекательных преданий, дошедшее до нас из глубины столетий.

 

ИВАН ГРОЗНЫЙ И САЛЬЕРКО

В лето Рождества Христова 1552, приехал в град Мардан царь Иоанн Васильевич. И в градском соборе Святого Мардария показали царю Грозному хранимые в кованом ларце заветные сказания марданские, рекомые «Книга Брульянт», еже написах дьяк Романец Сальерко. Зело старообразно и уху неудобь вразумительно сей «Брульянт» написан бе. Раскрыл книгу Грозный царь и нимало не понял, про что там написано, ажно глаза у государя на лоб полезли. Закрыл он книгу и возгремел гласом зычным: «Где сей Романец?!»
Привели Сальерко. Говорит ему Царь-батюшка: «Ты почто же, собачий сын, тако басни свои косноязыко списуеши?! А ну, бояре мои верныя! Схватить оного Сальерку и бросить его с раската в Мардан!». Ухватили тут летописца да со стены в Мардан-реку и бросили. Да только не потоп он в воде. Глядит царь Иван Васильевич и регочет: «Смотри-кось! Плавает, а не тонет!». Так и уплыл Сальерко не знамо куды. Токмо сказывают люди, что Романец и по сию пору булькается в водах марданских. И в лунную ночь, бывало, пристанет к берегу и запоёт, запоёт!.. Так ли, нет ли, а повелся с тех пор в Марданском крае старинный дворянский род Сальеркиных. И они, говорят, от того самого Романца-летописца происходят...

 

КАК АЛЕКСАНДР ПАНОВ БИРОНА ПОБЕДИЛ

Мне, как старому поклоннику журнализьма, было очень приятно найти в подшивке «Советской культурки» (в нумере первом за 2008 г., на с. 2) заметку А.Панова «ДЛЯ ОХОТНИКОВ ДО НАТУРАЛЬНОЙ ИСТОРИИ. Русские потехи от Ивана Лажечникова». Люблю пионерский задор и боевитость! Моё комсомольское сердце радостно забилось, едва я только узрел начало статьи.
«Наступление удивительного и абсурдного праздника Старый Новый год, нашего отечественного изобретения, ярче всего отметили 13 января в подмосковной Коломне. Благотворительный фонд «Коломенский кремль» реализовал кураторский проект Натальи Никитиной «Ледяной дом: русские потехи от Ивана Лажечникова».
Браво, товарищ Панов! Так их, так их, ретроградов! Эта Коломна, понимаешь, кафедральный город, и они, вишь, возомнили себя православной столицей Подмосковья, носятся со своим Митрополитом, как с писаной торбой. А о прошлом годе, как объявили Коломну столицей всероссийского Дня письменности, так у них вообще крыша съехала.
И что с этими коломенцами делать! Уж мы их душили-душили, и голодом морили, и к стенке ставили, а они живут себе по абсурдному юлианскому календарю, и хоть бы хны. Но ничего, нашлась и на них управа! Пришёл тов. Панов и обличил старостильный абсурдизьм! И таперича коломенцы, конечно, одумаются и враз перестанут Новый год отмечать 13 числа.
Далее автор порадовал меня историческим открытием. «Иван Лажечников родился в Коломне в 1792 г.»
Ведь эти коломенские пройдохи-краеведы что удумали? Они разыскали в московских архивах крестильную запись про Ивана Лажечникова. А тогдашние мракобесы накарябали, что он родился в 1790-м. Но, ничего, тов. Панов быстро поставил этих олухов на место. Он заглянул в справочники и энциклопудии позапрошлого века и восстановил справедливость, омолодил пожилого писателя на целых два года. Вот пример настоящей исторической рефлексии!
Затем автор примерно треть материала посвятил критике праздника в Воскресенске, а также какому-то Н.Полисскому и пресловутой Н.Никитиной. Я про эту Никитину много чего могу сказать. Нам известны все её фокусы! 15 лет в своём Воскресенске на клиросе пела, да краеведением занималась, а теперь приехала в Коломну опиумом торговать. Не выйдет!
Далее тов. Панов переходит от воскресенской бузины к коломенскому дядьке, т.е. И.И.Лажечникову. Походя покритиковав катальные горки и удивясь тому, что «сделаны они из дерева» и «легко рифмуются с башнями кремля», тов. Панов сразу отправился на бульвар Зайцева (который вообще-то сквер им. Зайцева, но это мелочи). Там он заметил каток, а также «имитацию» Ледяного дома 1739-40 г., в котором чуть не померли от холоду в потешную «брачную ночь» царские карлики-шуты.
«Карлика и карлицу, наряженных в стиле эпохи, в Коломне тоже показали, согревая старинными фейерверками». Воображаю себе летающих шутов, подпалённых фейерверками и пистонами! «А ещё во флигеле усадьбы Лажечникова потчевали пастилой изготовленной по старинным рецептам, также в романе описанным». Тут, конечно, тов. Панов малость соврал. Раздухарился, видать, от горячительной исторической рефлексии. Нет в «Ледяном доме» никаких рецептов. Там коломенская пастильница описана во всей красе, которая, кстати, и встречала гостей во флигеле и про пастилу им рассказывала. А рецепты спёр у коломенских бабулек коварный краевед Ромка Славацкий. Спёр, а теперь бегает по Коломне, зараза, и кричит: «Я коломенскую пастилу открыл!». Знаем мы его: в «Благовестнике» опиумом торгует, а в перерывах мистические детективы пишет. Эх, жалко на дворе не 37-й год...
Но вернёмся к Александру Панову.
«Всё вышло эффектно и мило. Народ торжествовал, дети вопили от восторга, Но тут следовало бы заметить, что для самого Лажечникова Ледяной дом был воплощением тирании, самодурства и бироновщины. Книга его - откровение демократической мысли и обличение сатрапов». Эх как сказано! Благонамеренный романтик Лажечников, должно быть, в гробу перевернулся, узнав, что он, оказывается, демократ и обличитель сатрапов.
Но А.Панову не до Лажечникова. Он смело и бескомпромиссно критикует... бироновщину! Он отважно клеймит авантюриста и временщика, а заодно и коломенцев, которые развели у себя эту самую бироновщину. Вместо того чтобы устроить панихиду (гражданскую, разумеется, гражданскую, а не церковную) по жертвам Бирона, «мы сейчас устраиваем из ужасов временщиков при троне гедонистические удовольствия, имитируя те разгульные празднества». Во какой образованный человек тов. Панов! Он даже знает слово «гедонизьм»! Истинная правда, тов. Панов! По поводу Бирона нельзя устраивать «гедонистические удовольствия». Надо устраивать аскетические удовольствия. Ну, в крайнем случае - садистические...
Но вот и кода. И Александр Панов припечатывает: «первичные физиологические ощущения (спуститься на пятой точке с горки, отведать пастилы, покататься на коньках и поглядеть на огненное шоу) проще и доступнее всякой исторической рефлексии».
Жаль только, что в своём списке первичных физиологических ощущений автор не указал ещё некоторые. Он не упомянул, в частности, что во флигеле кроме коломенской пастильницы к гостям из таинственной полутьмы выходил сам Лажечников и рассказывал о себе.
Вообразите: живой Лажечников! Просто мороз по коже... А представлял его известный столичный литературовед, поэт и бард Михаил Кукулевич, к несчастью, сильно похожий на пожилого Ивана Ивановича.
Но это ещё что! Накануне-то эти мракобесы и не такое придумали! Провели в этом самом флигеле научную конференцию «Ледяной дом». Представляете, какой кошмар? Целая конференция, посвящённая одному роману! Сползлись, понимаешь, лажечниковеды из Твери, из Москвы, из Коломны. Даже какой-то американский прохвессор затесался. И давай ковыряться: какой след оставил «Ледяной дом», да какое влияние оказал на европейскую культуру! Ну разве это не «первичные физиологические ощущения»? Какая уж тут «историческая рефлексия»!
Местные краеведы, конечно, прочтя такой материал, ножками затопали, завизжали: «Халтура! Левой ногой написано! «Ледяной дом» не читал, русского языка не знает, при троне гедонистические удовольствия устраивает! Даже не ведает, когда Лажечников родился!» Не обращайте внимания, тов. Панов, наплюйте на них!
Мы же понимаем, почему Вы в материале фотографию верблюда поместили. Да с подписью: «Главная достопримечательность Коломны - верблюд Синай, обитающий в Троицком Ново-Голутвинском женском монастыре». Эти тупые коломенцы до сих пор думали, что их главная достопримечательность - архитектурный хлам: всякие там средневековые церквушки, да казаковские постройки. Гордились историческими местами, связанными с Димитрием Донским и Сергием Радонежским, Филаретом и Лажечниковым, Пильняком и Ахматовой. Наивные людишки! Пришёл Александр Панов, смелый, как Александр Македонский и гаркнул: «Главная ваша достопримечательность - верблюд». Сидите, мол, и утирайтесь.
Так что ещё раз скажу: наплюйте Вы на всё это дело! Эти провинциалы - примитивный народ. Им не понять тонкую столичную штучку. Подумаешь, ну соврал человек, ну передёрнул пару раз. Так это ж от писательского жару, чтоб людям интересней было!
Так что вперёд, тов. Панов! Смело несите знамя «Советской культурки» по полям и колдобинам нашей необъятной Родины! Продолжайте творить в лучших традициях брежневской эпохи и не забывайте клятвы юного пионера: «Жить, учиться и строчить статейки, как завещал нам великий Ульянов-Крупский»!
Вдохновлённый прекрасной заметкой, я поднапружился и сочинил свой маленький шедевр.

 

АЛЕКСАНДРУ ПАНОВУ, ПОБЕДИТЕЛЮ БИРОНА

На праздник наш под крики: «Браво!»
Придёт корреспондентов рать.
Они слетятся на халяву,
Чтоб всё на свете осмотреть.

культуровед Алкивиад СВИСТОПЛЯСОВ

 

КОЛОМЕНСКИЙ ВОДЯНОЙ
(посвящается краеведу Р.Славацкому)

Если ясным солнечным днём подойти к храму Петра и Павла, то взору сразу открывается нечто вроде таинственной зелёной гусеницы, вставшей в боевую позицию около южного фасада церкви. Однако стоит нам подойти поближе, и вместо гусеницы мы видим сказочное существо, нечто среднее между старичком-лесовичком и водяным.

Существует легенда, что это - изображение апостола Андрея Первозванного, сделанное недавно скульптором Г.Потоцким. Но достаточно одного взгляда, чтобы понять всю наивность народного предания. И старинная позеленевшая бронза, и общий характер скульптуры убеждает: перед нами - древний идол водяного! Этот божок заведовал реками, озёрами, болотами и был весьма почитаем нашими славянскими предками.
А позднее церковники, как это часто бывало, перенесли почитание водной стихии на христианского святого - покровителя русских моряков - Андрея Первозванного. Именно тогда к правой руке водяного и приделали православный крест, который он почему-то держит двумя пальцами, словно фокусник.
Но всё равно сквозь этот искусственный христианский покров проступает языческая древность! Глядишь на скорбный лик, и в душе невольно всплывает древнерусская народная песня:
Я водяной, я водяной,
Никто не водится со мной...
К сожалению, приходится признать, что в последнее время над этим памятником народной культуры нависла серьёзная опасность. В церковной среде всё чаще слышны голоса, что, мол, «давно пора снести это неканоническое с православной точки зрения и уродливое в смысле эстетики изображение». Данное «бронзовое безобразие» может-де привести в недоумение Патриарха Кирилла при его визите в Мемориальный парк.
Мы с негодованием должны отмести этот обскурантизьм! Нельзя в угоду ревнителям церковных канонов жертвовать любимыми сказочными персонажами! Долгие годы наш Водяной служил источником вдохновения для художников и поэтов. Достаточно вспомнить произведение известного подмосковного стихотворца Ромы Сальеркина «Медная козявка». Эта поэма открывается строками:
Служил Гаврила водяным,
Водой Гаврила омывался...
Так пусть же эти чеканные строки всегда звучат над Мемориальным парком! Пусть вечно красуется на коломенской земле дивное изваяние талантливых древнерусских мастеров - Коломенский водяной!
P.S. Кощунство свершилось... После публикации моего эссе великий памятник коломенской древности убрали от Петра и Павла. И всё же, несмотря на этот вандализьм, Коломенский водяной не прекратил своего существования! Он остался в моей прозе, в гениальных строках моих современников. И отныне всякий, проходящий мемориальной тропою, невольно вспомнит его таинственный зелёный лик!

 

ЗАГОВОР ПРИШЕЛЬЦЕВ

Мне, старому комсомольцу, умилительно было прочитать боевитую заметку начальника отдела реставрации Николая Шепелёва «Проезд Артиллеристов вовсе не тупик». Данная публикация является ответом, или, как говорил дед Щукарь, «отлупом» на статейку Романа Славацкого «Тупик артиллеристов»
Правильно, Николай Иванович! Давно пора было дать отпор этому зарвавшемуся мракобесу! Куда ни ступишь на Коломенском Посаде - везде следы его, с позволения сказать, «деятельности». За каждой мемориальной доской торчат уши Славацкого. А его сомнительные книжонки? А чего стоит авантюра с коломенской пастилой?! Теперь этот лиходей добрался до бывшего КВАКУ. Но, слава КПСС, нашёлся-таки публицист, способный припечатать этого щелкопёра к позорному столбу!
Даже в самом заголовке тов. Шепелёва чувствуется могучий отпор. Действительно: Славацкий пишет, что артиллеристы перегородили Мещаниновскую улицу, отчего у Старого города случился тромб. Ничего подобного! С одной стороны Мещаниновской улицы стоит КПП, через него можно проехать. А что с другой стороны поставили Доску учёта в виде кирпичного знамени - это ничего. Это так, видимость одна. Какой же это тупик, если через стену перелезть можно?
Проехать, правда, по «проезду» нельзя... Но ведь не КВАКУ в этом виновато! Эту загадочную стену построили вовсе не артиллеристы. Я недавно догадался - это следы инопланетной цивилизации! Да, кирпичное знамя построили марсиане... А Славацкий, этот недалёкий литератор, принял работу инопланетян за «тупик Артиллеристов».
Особое умиление вызвали у меня воспоминания о комсомольской юности, которые привёл Н.И.Шепелёв. Вот что вспоминал С.В.Панков о 1922 годе. «Для летней физкультурной работы нужен был стадион. Нам дали бывший Сазоновский сад. И здесь комсомольцы показали пример самоотверженного труда... Земляные работы... проводились вручную самими комсомольцами. Паровых катков не было, каток возили взапряжку по сто человек». Во как надо решать экологические проблемы! А то всякие интеллигенты пищат: «Надо сохранять коломенские скверы!». А чего их сохранять? Собрал пару сотен комсомольцев, впрягся - и вперёд! Представляете, сколько бы новых стадионов для трудящихся получилось? Для такого дела и я бы, по старой памяти, лямку надел.
Аки сказочный богатырь встаёт Н.И.Шепелёв на защиту КВАКУ! С каким энтузиазьмом хвалит он начальника артучилища В.И.Шумеева, за то, что генерал вывел классы из церкви Рождества Христова! Правда возникает вопрос: а кто ввёл туда эти классы? Догадливый читатель, конечно же, сообразил: это сделали таинственные марсиане.
Именно эти зелёные человечки разрушили роскошные подъездные ворота у Дома Мещанинова. Именно они, а вовсе не артиллеристы, довели до руин беседку «эрмитаж». Но козни пришельцев напрасны! Как заявил Н.И.Шепелёв, беседку «со временем отреставрируют». Жаль, сетует автор, там не будет «Зала славы» училища.
Но, может быть, там откроют «Зал славы начальников отдела реставрации»? Я даже предложил бы герб для этого зала: заросший паутиной мастерок и девиз: «Морген, морген, нур нихт хойте», что примерно соответствует нашему: «Завтра, завтра, не сегодня».
И действительно: всё нужно делать не торопясь, в своё время... Как выразился Н.И.Шепелёв, и улицы города «со временем... приведут в порядок». Когда же наступит это время? А вот сие как раз и неважно! У нас есть гораздо более актуальные задачи: гасить маниловские инициативы всяких там легкомысленных архитекторов и тёмных беллетристов.
А то носятся с нелепыми идеями разгородить «тупик Артиллеристов» или устроить «ворота города» у станции «Коломна», замостить улицы! Я бы вообще снял здесь всякое покрытие! Пусть туристы и особенно паломники, которых сосчитал Николай Иванович, любуются целебными коломенскими грязями. Не факт, что гости города поправят здоровье, но что извозятся по пояс - гарантировано.
Будем жить тихо и грязно, как в добрые застойные дни... И тогда, со временем, на нас прольётся поток из государственных программ, и мы отреставрируем то, что к тому времени не развалится.

 

ОНО ВСПЛЫЛО!

Товарищи! Поздравляя вас с Пермамаем, спешу сообщить радостную весть. Сбылась вековая мечта большевичков! Старой Коломне пришёл кирдык! Ура, товарищи!
Как ни пищала и ни визжала вшивая коломенская интеллигенция, но архитехтурная революция, о необходимости которой всегда говорили большевички, свершилась!
Столетиями трудовой народ мечтал свернуть голову купеческо-поповской гидре. Славный продолжатель дела товарища И.Искариотского, храбрый анафема Ивашка Болотников, грабил здешних людишек и воровал в церквах. Потом на смену ему пришли товарищи Лазарев, Левшин, Грунт и другие сознательные товарищи. Они быстро перестреляли большую часть потомственных коломенцев, но вот с архитехтурой вышла закавыка.
Сразу снести на хрен весь Старый город было нельзя, а то без жилья останутся сознательные пролетарии. Поэтому советская власть и её архитехтуры задумали действовать поэтапно. Крушить город решили частями, а на месте ветхих домишек воздвигать бетонные и кирпичные коробки в стиле Баракко. Особенно успешно дело продвинулось к 1977 году, когда в честь 800-летия Коломны снесли треть этой самой Коломны и вместо неё залудили площадь Советскую с высотной гостиницей (больше негде было построить), Белым домом и Шанхаем.
На Шанхае написали аршинными буквами: «Партия - ум, честь и совесть нашей эпохи». Да, на зря народ говорит: «Где совесть была, там... партия выросла».
Жаль советской власти капут пришёл, а то бы с Коломной раньше управились. На площади собирались поставить здоровенную, размером с Кинг-Конга, гранитную статую тов. Крупского. Но потом вместо Крупского поставили по проекту тов. Ремённого торговый центр. Вшивая коломенская интеллигенция пыталась называть его «Кошмарным сном Гитлера», но народ отверг это вычурное имя и запомнил родное и краткое: «Рейхстаг».
В позднесоветское время особо отличился бывший главный архитектор города Клеймёнов. Именно тогда сторонники архитехтурной революции сочинили на мотив Интернационала гимн, который я считаю необходимым здесь привести.

 

ГИМН АРХИТЕХТУРОВ

Вставай, Клеймёнов заклеймённый,
На поле праведных трудов,
И друг Клеймёнова, Ремённый,
Помочь Клеймёнову готов.
Коломну дряхлую разрушим
До основанья, а затем
На ней бараков понастроим,
Чтоб окочурилась совсем.

Припев:

Это есть наш последний
И решительный бой,
Мы пу-устим бульдо-озер
На памятник любой!
(2 раза).

К счастью, времена постсоветского строительного крызиса быстро закончились. Коломна стала центром нового большого стиля: Неорусского Дуракко. В этом стиле понастроили особняков аж в самом Коломенском кремле. Об этом тов. Клеймёнов даже в радужных снах мечтать не мог. А мы, ударники капиталистического труда, смогли!
Но это ещё что! Вообще весь кремль прихлопнули с запада «Банкой» (так народ прозвал новый спортивный центр). Вся ничтожность коломенской крепостишки стала явной по сравнению с космическим размахом «Банки». Жаль бесстрашный анафема Ивашка Болотников не дожил; он бы позеленел от зависти.
Одна беда: ещё Коломенский Посад оставался, все эти церквушки и домишки XVII-XVIII веков; тьфу, глядеть тошно! Там русский, понимаешь, дух, там Русью пахнет. Современные советские архитехтуры как строят? Прошло 50 лет - и барак уже ломать пора к чёртовой матери. А эти древние памятники стоят и никак не развалятся. Но ничего, дошло и до них дело.
Перво-наперво поставили наши инородные умельцы Дурацкую слободу. Такой, вишь, хаун-таус (или микки-маус, хрен его разберёт) в прибалдийском духе. Глядишь и не поймёшь: то ли немцы строили, то ли чухонцы. И за каким шутом эта чухонская хреновина здесь поставлена, с первого разу не разберёшь. Ан есть смысл! Всю эту русскую древность искоренить, этот «Дом воеводы» с вишнёвыми садами, эти церквушки и прочий исторический хлам. Мы вам покажем Ахматову с Есениным, Соколова с Микитовым!
Некоторых удивляет странное название: Дурацкая слобода. Нет, товарищи, это не потому, что хаун-таус дураки строили. И не потому, что только дураки могут здесь селиться (мол, место заклятое). Напротив, в этом ласковом имени выражается любовное осмысление народом великого стиля Неорусского Дуракко, центром которого стала наша прогрессивная Коломна.
Неорусское Дуракко гордо шествует по городу, шагает, как слон в посудной лавке. И даже больше: оно шлёпает по воде. К Пермамаю прямо у коломенского берега Москвы-реки, супротив Брусенского монастыря пришвартовалось Чудо технической мысли.
Некоторые недалёкие интеллигентишки говорят, что это инородный «Титаник» подняли со дна морского и сплавили своим ходом на Москву-реку. Какое легкомыслие! Какая глупость! Нет и нет! Эта четырёхэтажная «дура» суть наше отечественное изобретение. Можно представить, как тужился наш неизвестный архитехтур, прежде чем наделал такое...
Нет слов, чтобы выразить глубину и образность этого шедевра. По виду это вроде как пловучая гостиница, помесь Дома колхозника с дебаркадером. А по сути своей это - Чудо, или даже скажу сильнее - Чудище! И главное, товарищи, Оно не тонет!
Столетиями лучшие художники рисовали лучшую панораму Коломны с бобреневского берега. Ха-ха! Накрылась ваша панорама! Раньше здесь дома строили, чтоб они гармонировали с Коломенским кремлём. А нынче такое делают, чтобы Оно гармонировало с Дурацкой слободой.
Вот вам новорусский дачный кооператив «Крутые навороты», а рядом - Нечто, похожее на большую плавающую корзину с дерьмом. И хочется, товарищи, замурлыкать на окуджавский манер:

Живописцы, засушите ваши кисти,
И мольберты запустите вдоль реки...
Порассыпались домишки, словно листья;
Здесь отныне строят только... чудаки.

Наступил для Коломны судный день. Оно всплыло!
С праздником, товарищи!

Алкивиад СВИСТОПЛЯСОВ

 

ПРИГЛАШЕНИЕ К ЭРОТИЗЬМУ

Мне, старому любителю путешествий, всегда умилительно бывает взять какой-нибудь путеводитель и восчесть его. Особливо хорошо, если автор воспарит на крылах вдохновения и несёт, несёт ахинею про родной город... Ведь для чего пишется путеводитель? Наивный провинциал скажет: «Для лучшего знакомства с городом». Смех, да и только! На самом деле опытный литератор пишет своё сочинение не для занудного перечисления дат и памятников архитектуры, а чтобы дать приезжему руководство для «срывания цветов удовольствия», как говорил мой дальний родственник Салтыков-Щедрин.
На днях мне повезло: попалася в руки занятная книжка. На обложке у неё - городовой на фоне Брусенского монастыря, а сзади - парашутисты из вертолёта вываливаются. Жуть смотреть! - у меня аж голова закружилася.
Заинтересовался: кто ж эту книжку написал? Раскрыл; оказывается - Марина Сютаева! С первых же страниц захотелось диким голосом крикнуть: «Достойная мне смена растёт!»
Чуть углубился - и вот уже читаю: «Мы взглянем на город глазами современных читателей. Пройдём по улицам, где любим гулять сами». Ну, и как же глядят на город современные коломенцы? Они, оказывается, взирают на всё очень мрачно. «Не самые улыбчивые жители. И не самые осведомлённые: скорее всего, вам не подскажут, как найти Арбат (он же в Москве!) и отыскать дом писателя Пильняка (а это кто?)». Ну, прямо про меня! Я тоже не улыбчивый, а романтический и грозный, как демон. И про Арбат ничего не знаю и про писателя Пельмяка (или как там его?) не ведаю. В Коломне вообще один писатель - Алкивиад Свистоплясов! Ну, может быть, ещё Марина Сютаева достигнет моего уровня.
Конечно, найдутся въедливые краеведы, которые завизжат про ошибки в тексте. Мол, зачем М.Сютаева пишет про колокольню у Покровской церкви, когда эту колокольню снесли? Почему росписи на Пятницких воротах неправильно показаны, а часовня при этих самых воротах отписана не Бобреневу монастырю, а Брусенскому? Для чего писать про «монахиню на верблюде»?
Не слушайте Вы, Марина, всех этих ретроградов и мракобесов! Какая разница, есть колоколенка или нет у какой-то там церковки? Кому интересно, что там на воротах нарисовано? А вот монахиню на верблюде увидеть - это занятно. Надо будет поутру специально засаду сделать у Троицкого монастыря...
Вообще радует жизнеутверждающий настрой в Вашей книжке. Особенно мне понравился отрывок про одно «злачное место». «В приват-клубе с большими удобными диванами стриптиз у шеста исполняют как девушки, так и юноши. Выступающие... меняются каждые 10 дней. Тактичные охранники практически незаметны, собственно, как и проскальзывающие в дверь посетители: владельцы предусмотрительно устроили вход со двора».
Ах, как сладко читать про этот комфорт, про фейс-контроль, про еду, приготовленную на углях... А больше всего - про то, что за отдельную плату можно самому кого-нибудь раздеть или что-то с кого-то слизать.
Вот как надо писать путеводители! Показать товар, так сказать... лицом. А то разведут канитель: «Посмотрите направо, посмотрите налево... Наша древняя Коломна, наши старинные легенды!» А тут: стриптиз, широкие диваны... У меня, честно сказать, даже слюни потекли.
Снял я с вешалки свой парадный костюм выпуска 1954 года, и велел моей племяннице Степаниде немедленно везти меня к заднему проходу приват-клуба. И мы, старики, можем по слову Михаила Евграфовича, «срывать цветы удовольствия»! Одного боюсь - а вдруг фейс-контроль не пропустит?

Заслуженный эротоман РФ

Алкивиад СВИСТОПЛЯСОВ

Эксклюзивная публикация

Назад Наверх